Патогенез и клиника хронической стоматогенной инфекции и интоксикации

 

Теоретическим обоснованием учения о так называемом ротовом сепсисе являются следующие три феномена: 1) субинфекция, 2) трансмутабильность и 3) избирательная локализация микроорганизмов.

Феномен субинфекции, или временной сегментации бактерий, описан Адами. По этому автору, стерильность тканей следует понимать только в «потенциальном смысле»: в состоянии сегментации бактерии могут попасть в организм с поверхности кожи и неповрежденных слизистых оболочек; при помощи лимфатических и кровеносных сосудов сегментированные микроорганизмы разносятся в отдаленные места. Дезоксидированная среда периапикальных очагов и пиорейных десневых карманов благоприятствует сегментации бактерий (Годби). В зависимости от иммунобиологического состояния организма микроорганизмы или погибают, или, укрепляясь, начинают проявлять свои патогенные свойства. Такого рода инфекция названа Адами — «субинфекцией» в отличие от «скрытой», «латентной», или «дремлющей», инфекции. Бактерии, которые при нормальной сопротивляемости организма, могут самое большое причинить субинфекцию, при пониженной сопротивляемости могут вызвать настоящую инфекцию. Теория «субинфекции» не является общепризнанной. Хотя Нейфельд подтвердил экспериментально, что стрептококки действительно могут проникнуть сквозь неизмененные кожу и слизистую оболочку.

Феномен трансмутации основан на доказанной возможности искусственного изменения морфологических и биологических свойств микробов. Видаль и Вайсенбах, показав, что обычный стрептококк ротовой полости может приобретать патогенные свойства и вызывать различные болезни, стерли грань между сапрофитами и патогенными микроорганизмами.

Розенау, изменяя парциальное давление кислорода сред, мог проследить такой трансмутационный ряд: Streptococcus mucosus pneumococcus, Streptococcus viriadans Streptococcus rheumaticus Streptococcus haemolyticus.

С точки зрения феномена трансмутации, сапрофитическое состояние микроба является временным состоянием, поскольку внешние условия не активируют его.

Однако в отношении оценки этиологического значения для хронической стоматогенной инфекции и интоксикации Streptococcus viridans и Streptococcus haemolyticus взгляды расходятся. Так, Шотмюллер и др. признают, что Streptococcus viridans является специфическим возбудителем endocarditis lenta. Но самый факт трансмутации этих форм в организме человека многие считают малодоказанным, не отрицая возможности таких превращений (до известных пределов) и в организме животного.

Краеугольным камнем американской трактовки патогенеза стоматогенной инфекции является теория избирательной локализации микроорганизмов стрептопневмококковой группы. Исходя из известной уже специфической органотропности различных бактерий, например, гонококков — к серозным оболочкам суставов, менингококков — к мозговым оболочкам, холерных вибрионов — к слизистой кишечника, Розенау после ряда экспериментов формулировал эту теорию следующим образом: бактерии, попадающие из какого-нибудь инфекционного очага благодаря присущему им свойству «избирательной локализации», не вызывают ни острого сепсиса и не случайно оседают на той или иной ткани или в отдельных органах, но поражают именно те ткани или органы, к которым они имеют большее сродство. Опыты, и весьма многочисленные, ставились следующим образом. Из тонзилярных и, преимущественно, одонтогенных очагов у лиц с заболеваниями различных органов добывался инфекционный материал. Чистая культура этой инфекции, впрыснутая кроликам, вызывала у опытных животных поражения тех же органов, которые были поражены у больных. Особенно обширный и весьма убедительный в отношении элективности стрептококков материал представлен Розенау в его программном докладе конгрессу германских интернистов.

Доказательством избирательной локализации, помимо терапевтического эффекта от удаления очага, служила серологическая проверка штаммов, изолированных из пораженных органов опытных животных, а также бактериологически установленным наличием одних и тех же возбудителей в тканях очага и пораженных органов. Если у опытных животных появлялись патологические изменения, соответствовавшие тем, которые наблюдались в органах больных, из зубов которых добыт материал, то при посевах добытого из этих органов животных материала получалась чистая культура соответствующего исходного вида. При перевивках другим животным полученных таким образом культур у них поражались те же органы, из которых добыта культура. Особенное внимание Розенау уделяет тем экспериментам, которые давали положительный результат в смысле избирательной локализации при прививках культур в пульповые камеры предварительно депульпированных зубов собак. Кроме Розенау, при помощи этой методики Мейссер, а также Гук получили у собак почечнокаменную болезнь, язву желудка, язвенный колит, хорею и эпидемическую икоту (singultus epidemicus).

Механизм избирательной локализации стрептококков объясняется Розенау химической структурой среды и величиной пограничного потенциала. Так, например, установлено, что стрептококки, имеющие сродство к суставам (артротропные), передвигаются в электрическом поле со скоростью 10,6 микронов в секунду, а стрептококки, отличающиеся тропизмом к нервной ткани (нейротропные), имеют меньший катафоретический потенциал: они передвигаются в электрическом поле со скоростью 8 микронов в секунду (Янсен). По данным ряда авторов, катафоретический потенциал определяет не только органотропность, но и степень вирулентности бактерий. По степени усиления вирулентности стрептококки соответственно вызывают аппендицит, язвы желудка, двенадцатиперстной кишки, холецистит.

Значение химизма среды для выработки избирательных свойств микроорганизмов очень убедительно вытекает из экспериментов Форснера, который в 1902 г. впервые открыл этот феномен. Культура неспецифического гемолитического пиогенного стрептококка, выращенная им на питательной среде,, которая состояла из почечного экстракта, приобретала сродство к почечной ткани. После нескольких пересевов на обыкновенные среды это сродство к почечной ткани пропадает и вновь появляется после культивирования на почечной питательной среде.

Давыдовский также указывает на значение «специфического химизма» органов и тканей, а также микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности в создании благоприятных или неблагоприятных физико-химических условий, для локализации инфекции и выявления тех или иных патологических, изменений.

оцените статью

 

Ссылка на основную публикацию